30 ИЮЛЯ / 2020
ПЕРСОНА

"Мы даем фундаментальные знания, подкрепляющие практический опыт"

"Эти знания позволяют принимать наиболее эффективные управленческие решения"

Евгений Тимофеев — заместитель директора ЦПП "Электроэнергетика" НИУ МЭИ о новых возможностях профессиональной переподготовки и повышения квалификации в сфере электроэнергетики.

— Факультет повышения квалификации открылся в Московском энергетическом институте (МЭИ) в 1968 году. Какие ключевые изменения произошли в этом подразделении за истекшие полвека?

— В 2018 году ему исполнилось ровно 50 лет. Сначала это был факультет повышения квалификации преподавателей, организованный Министерством образования. Затем его переименовали в факультет повышения квалификации преподавателей и специалистов. Так он назывался вплоть до 2013 года, когда в нашем университете начались структурные изменения и был создан новый институт, призванный заниматься дополнительным образованием и высшим образованием в дистанционной форме. Там я был начальником отдела дополнительного профессионального образования до конца 2019 года. Сейчас я заместитель директора Центра подготовки и переподготовки "Электроэнергетика" НИУ МЭИ,
а также Учебно-научного центра "ФСК-МЭИ" и не только. У нас образовался целый консорциум подобных центров. Они открывались один за другим, а затем объединились для повышения эффективности реализуемых программ с кросс-дисциплинами.

Мы реализовываем разнообразные дополнительные профессиональные программы в области энергетики и управления проектами. В 1994 году у нас была открыта Школа менеджеров, а в 1997 году мы начали реализовывать программу подготовки управленческих кадров для организации народного хозяйства (Президентскую программу. — Прим. ред.), созданную указом Президента РФ. МЭИ — один из немногих ВУЗов Москвы, который выиграл конкурс и запустил эту программу.

Люди, закончившие высшее образование, в основном, техническое, могли получить
в Школе менеджеров дополнительное управленческое образование — это профессиональная переподготовка (дипломная программа. — Прим. ред.) по производственному менеджменту и управлению проектами.

— В сфере энергетики или не только?

— Не только. Тогда брали студентов с энергетики и с разных электротехнических и теплотехнических направлений обучения смежных факультетов. Разумеется, мы были ориентированы на студентов нашего ВУЗа. А в 1997 году вместе с началом Президентской программы к нам начали обращаться серьезные отраслевые организации. По этому направлению у нас обучались сотрудники из основных крупных российских компаний: ПАО "Россети", ПАО "МОЭСК" (сейчас ПАО "Россети Московский регион". — Прим. ред.), ПАО "ФСК ЕЭС", ПАО "РусГидро", АО "НПО Лавочкина" ГК «Роскосмос», ПАО "Криогенмаш", ООО «ЕвроСибЭнерго - Консалт», ГКНПЦ имени М.В.Хруничева, АО «РСК «МиГ», АО «ВПК «НПО машиностроения» и т. д. По сути, мы охватили управленческий персонал большого сегмента энергетической отрасли и крупных корпораций промышленности.

Вслед за этим открылся Центр подготовки и переподготовки "Электроэнергетика", в котором мы уже начали готовить людей, проходивших в качестве первого высшего образования управленческие программы: "экономика", "менеджмент" и т.п. Мы давали им хорошую техническую надстройку. Кроме этого, мы обучали тех, кто работал в сфере энергетики без электротехнического образования. То есть речь о специализированных программах, программах профессиональной переподготовки, которые в то время были рассчитаны на объем более 500 академических часов. Мы давали специальные знания электроэнергетическому персоналу посредством программы повышения квалификации, которая покороче — до 2013 года минимальное количество часов было 72, сейчас оно уменьшилось до 16 академических часов.

— К вам приходят люди с большим практическим опытом. В чем заключается ценность образования, которое они у вас получают?

— Вот смотрите, грубый пример: высоковольтное оборудование, человек умеет заменять разъединитель, знает, под каким давлением закрутить гайку. Мы ему объясняем, почему он должен закручивать гайку именно под таким давлением, почему нужно обязательно поставить "разъединитель — выключатель — разъединитель", а не просто "выключатель". Иными словами, мы даем фундаментальные знания, подкрепляющие его практический опыт.

Также к нам приходят управленцы, не имеющие электротехнического образования. Они работают в электротехнической отрасли, но при этом не обладают пониманием того, чем руководят, какие процессы протекают внутри электроэнергетической компании на глубинном физическом уровне. И мы им как раз рассказываем, что там есть, что как работает, каковы основные реперные точки, как можно, как нельзя, как лучше сделать и т. д. Эти знания позволяют принимать наиболее эффективные управленческие решения: да, заменить или нет, не заменить, да, схема удовлетворяет или нет, схема не удовлетворяет.

— Уверена, что среди тех, кто занимался у вас повышением квалификации, было немало известных личностей. Назовите, пожалуйста, самых ярких и интересных персон в сфере электроэнергетики.

— Анатолий Чубайс, конечно же, он в представлении не нуждается. Андрей Раппопорт, председатель координационного совета Московской школы управления "Сколково", в прошлом — член Правления ОАО РАО "ЕЭС России" и Председатель Правления ОАО "ФСК ЕЭС", Олег Бударгин — Председатель Совета директоров ПАО «Федеральный испытательный центр», а в прошлом генеральный директор "Россетей", Дмитрий Пономарев — Председатель Правления НП "Совет рынка" и не только. МЭИ — это университет с большой историей, сильной наукой и, как следствие, профессиональным образованием.

— Учитывая вышеперечисленный контингент, резонно предположить, что вы разрабатываете не только универсальные, но и индивидуальные программы профессиональной переподготовки.


— Да, в том числе. К нам приходят очень разные люди с конкретными запросами. Однажды, например, обратились представители компании "ЮКОС". Для них разрабатывалась специальная программа, относящаяся к профессиональной переподготовке.

Мы трансформировали программу повышения квалификации, которую проходил Анатолий Чубайс. Ее версия была предложена Андрею Раппопорту и его команде в ту пору, когда он возглавлял ОАО "ФСК ЕЭС". Этот курс довольно сильно перерабатывался для компаний "АТС" и НП "Совет Рынка". Что-то убиралось, что-то добавлялось. Вообще, конечно, программа получилась уникальной, и осваивается она за очень короткий промежуток времени, по сравнению с другими подобными программами.

— На что именно она заточена?

— Она предназначена для руководителей электроэнергетических предприятий, чтобы они знали и видели все реперные точки, начиная от производства электрической энергии и заканчивая ее потреблением, плюс хорошо ориентировались на рынке электроэнергии в целом. В эту программу заложено буквально все: производство, передача, распределение электроэнергии, какое оборудование там существует, какие схемы, какие режимы применяются, что такое качество, потери, как это все поддерживать и т. д. Полезной информации очень много, при этом она дается в очень сжатом виде по сравнению с профессиональной переподготовкой.

— Вы как-то развиваете эти программы?

— Прямо сейчас я занимаюсь переработкой данной программы для очередной организации, которая обратилась к нам, не называя себя. Это корпоративный заказ на пять человек.

— Получается, что к вам обращаются анонимно?


— Да, бывает и такое. Из "ЮКОСА" к нам тоже сначала обратились анонимно. Сейчас похожая история: некие люди написали с чем они работают, и что их интересует. Предлагать конкретику в условиях дефицита информации сложно, но мы справляемся.

К примеру, даешь на рассмотрение сокращенную версию программы и на всякий случай уточняешь, что есть развернутый вариант. Я предложил обучение на 39 часов, но, когда обратившиеся к нам люди ознакомились с полноценным планом, они попросили дополнить программу до 59 часов и плюс к этому взяли две практические экскурсии. Сейчас переговоры находятся на стадии согласования цены.

— О каких экскурсия идет речь?

— Об экскурсиях на разные электрические подстанции (ПС. — Прим. ред.), например, "Белый Раст". Это уникальная ПС, рассчитанная на 1150 кВ — одно из самых больших напряжений по России. Еще есть Медведевская подстанция — первая уникальная полноценная цифровая подстанция 110 кВ в московском регионе.

В МЭИ есть учебная электрическая станция, которая выдает мощность в общую энергосистему плюс вырабатывает тепловую энергию для обогрева, в том числе самого университета. Ее можно назвать уникальной, так как к ней предъявляются требования повышенной надежности и безопасности, чтобы студенты могли с ней работать. На этой станции внедряются новые цифровые технологии и даже дистанционное управление некоторым оборудованием.

— Евгений, расскажите о выдающихся преподавателях. Кто, на ваш взгляд, заслуживает отдельного внимания?


— Могу рассказать о тех великолепных преподавателях, с которыми работал я. Это директор Института электроэнегетки НИУ "МЭИ", председатель ФУМО СПО по электро- и теплоэнергетике, к.т.н Тульский Владимир Николаевич. Он преподает управление качеством электрической энергии, у него своя достаточно уникальная программа, посвященная введению в электрические системы и сети. Владимир Николаевич приносит на занятия разные приборы и экспериментирует с визуализацией процессов. Берет, например, батарейку, показывает, как она нагревается, рассказывает, почему она нагревается на примере тех законов, которые существуют в электроэнергетике.

Еще Меренков Дмитрий Валерьевич, к.т.н., отличный преподаватель по электромеханике.

Недавно познакомился еще с несколькими отличными преподавателями, которые вели некоторые дисциплины "Президентской программы" в форме вебинаров в этот тяжелый для образования период самоизоляции.

— В контексте пандемии многим пришлось экстренно переносить свои рабочие и образовательные процессы в онлайн. Как у вас обстоят дела с дистанционным обучением? Какой процент ваших рабочих процессов "ушел" в интернет?


— Как ни странно, пандемия нам очень помогла. Во-первых, преподаватели перестали бояться работы с дистанционными технологиями. Во-вторых, мы разработали 18 новых программ профессиональной переподготовки, в том числе, с присвоением квалификации "инженер-электрик". В ближайшее время мы планируем запустить часть из них в дистанционной форме для дальних регионов.

Я сейчас провожу много вебинаров. И многие люди поняли, что это работает и дает дополнительные возможности. Теперь специалисты из дальних регионов могут выбирать между стандартной заочной формой обучения и смешанным вариантом, предполагающим и заочную работу, и вебинары, и т. д., — все в комплексе. Это более интересная и эффективная программа.

Благодаря новому контексту, мы открыли для себя дополнительный сегмент рынка, который раньше упускали.

— Обучение неотделимо от нетворкинга. Расскажите о том, как это происходит у вас. Может быть, случались какие-то интересные коллаборации?

— Если говорить о профессиональной переподготовке, у нас обучаются разные люди: как частные лица, так и представители организаций. Они, конечно же, между собой знакомятся. И порой происходит так, что обучающиеся переходят на работу к новым знакомым в более сильную организацию. То есть фактически наша программа, в том числе, сопряжена с личностным ростом.

Был у нас случай, когда два участника программы познакомились, подружились и вместе открыли компанию, которая сначала занималась проектированием объектов электроэнергетики, подстанций и т. д., а потом они перешли уже в строительство, монтаж и реконструкцию.

ООО "ЦЕНТРЭНЕРГОСТРОЙ", генеральный директор — Кулагин Владимир Александрович. Они ведут проекты по реконструкции различных подстанций небольшого класса напряжения 10 кВ. В частности, недалеко от МЭИ есть здание "Росатома", в котором они уже ввели одну подстанцию, вторую сейчас реконструируют и, если не ошибаюсь, участвуют в конкурсе на реконструкцию третьей подстанции. Соответственно, туда устанавливается современное оборудование.

Команда Владимира Кулагина смотрит, что из прогрессивного есть на рынке, согласовывает, конечно, с заказчиком и внедряет новые технологии на конкретных объектах. Берут старую подстанцию и полностью ее реконструируют. Я видел фотографии до и после: была старая, вся обшарпанная, а стала красивая, с разными цифровыми датчиками.

— К слову, о прогрессивном: как в энергетической отрасли обстоят дела с внедрением инноваций, учитывая ту невероятную скорость, с которой в современном мире обновляются технологии?

— Вводить инновации сразу и везде очень сложно, я бы даже сказал, практически нереально. Есть экспериментальные площадки, вплоть до целых городов, я имею ввиду именно электросети. Там начинают потихоньку вводить новое оборудование, сопрягают его со старым, старое заменяют на новое, сопрягают новое с новым и вот так постепенно двигаются к цифровой подстанции: гибкие электропередачи, активно-адаптивные сети, smart grid (умные сети электроснабжения. — Прим. ред.), — все идет к этому.

Чтобы, к примеру, заменить все трансформаторы, которые сейчас близки к сроку окончания своей службы, а некоторые даже пересекли эту отметку, заводам придется работать лет 25, потому что это очень сложное оборудование, крайне тяжелое и громоздкое. Сразу все не получится, поэтому отрасль идет шаг за шагом. Где есть наибольшая необходимость, там оборудование и заменяют. Если запускается какая-то новая подстанция, туда, как правило, устанавливают самое современное оборудование.

— За любой инновацией стоят научные изыскания, требующие серьезных инвестиций. Этот этап по-прежнему является проблемным?

— Да, разработка нового оборудования — дело дорогое. Проводятся тендеры, существуют разные технические комитеты, осуществляющие отбор: что будет реализовано в первую очередь, что во вторую, соответственно, воплотить в жизнь сразу много разработок не получится. Ни финансовых ресурсов не хватит, ни человеческих. Все делается потихоньку — сначала одно, потом второе, третье…

Здесь есть и другие сложности. Иногда выставляют такие требования, которые выполнить невозможно, и проект фактически срывается. Например, просят: "Давайте вы нам установите это оборудование, мы посмотрим полгода, как оно у нас работает, а потом решим, купить его у вас или нет". Для того чтобы это оборудование установить, сначала нужно разработать и согласовать проект реконструкции, потом произвести оборудование, внести соответствующие настройки, осуществить сопряжение с уже существующим оборудованием. Это очень дорогая работа и просто так ждать полгода решения немыслимо, тем более когда оборудование уже сертифицировано и апробировано. Если в итоге предприятие передумает покупать оборудование, его придется еще и демонтировать и, возможно, не без последствий, так как нужно будет вернуть старое оборудование, которое полгода простояло без работы.

— Очевидно, что, несмотря на все сложности, отрасль нуждается в прогрессивных научных разработках.

— Разумеется! Давайте сравним с тем же 5G. Вы знаете, зачем оно нужно? Чтобы интернет лучше работал. К примеру, то LTE, которое сейчас есть на даче, меня совершенно не устраивает. В контексте пандемии мне приходится много работать дистанционно. Я веду вебинары, и мне нужна связь хорошего качества, а ее нет.

И то же самое получается с электрическим сетями. Во-первых, некоторое оборудование физически устарело. Это примерно то же самое, если вы сейчас будете работать не с LTE, а с 3G или еще более старым форматом сети. У нас трансформаторы, генераторы тоже работают, но некоторое старое оборудование может не выдержать пиковых нагрузок. И качество электрической энергии, заложенное в стандарты, тоже начинает страдать. В оборудовании появляются частичные разряды, различные другие процессы, которые разрушают изоляцию. Оно может выйти из строя в любой момент.

— Евгений, расскажите об актуальных разработках, ведущихся в вашем центре.

— В 2013 году мы выиграли конкурс и получили грант от Министерства образования на разработку электромагнитной оперативной блокировки безопасности. Проект направлен на повышение надежности функционирования электрических станций и подстанций и электробезопасности персонала при производстве оперативных переключений в распределительных устройствах напряжением 6-750 кВ. Сопровождал проект Дмитрий Ковалев — директор Учебно-научного центра "МЭИ", который буквально недавно защитил диссертацию по схожей тематике. С 2014 года мы уже устанавливали опытные образцы этой разработки на подстанции.

— Какие технологии сейчас, так сказать, на волне?

— Дистанционный мониторинг, например. На старые трансформаторы устанавливают современные датчики, разработанные для дистанционного учета состава газов, растворенных в трансформаторном масле (типа дистанционной газовой хроматографии. — Прим. ред.). Это новое направление, еще полностью не исследованное. Новая система мониторинга позволяет понять, насколько сильно изнашивается конкретное оборудование, спрогнозировать наступление критического момента, чтобы его можно было предотвратить.

Сейчас в тренде такая технология, как твердая изоляция. Она очень сильно уменьшает габариты устройств, тех же самых шкафов закрытых распределительных устройств, скажем, с 80-ти до 40-50 см. Это позволяет экономить внутреннее пространство зданий, соответственно, можно устанавливать больше шкафов, принимать большую мощность, запитывать больше установок, располагающихся внутри здания.

— На какой срок эксплуатации в среднем рассчитано новое современное оборудование?

— В основном стандарте — на 20-30 лет в зависимости от оборудования.

— Даже за 5 лет в технологиях может произойти большой переворот. Это как-то учитывается?

— Когда разрабатывают новую технологию, она, конечно же, учитывает уже существующие. Например, в релейной защите и в устройствах связи в энергетике есть стандарт МЭК-61850. Он регламентирует стандарты связи между различными устройствами, и разработка нового оборудования ведется с его учетом. Фактически, это те же драйвера, как в компьютере, чтобы одно устройство понимало другое устройство. Вот так и идет постепенно разработка инновационного оборудования со взаимосвязью с текущим.

— Евгений, расскажите напоследок, как вы считаете, насколько наши кадры в сфере электроэнергетики востребованы за границей?

— В МЭИ обучаются студенты из 68 стран. Очевидно, наше образование весьма котируется. Кстати, у нас есть доска почета международного отдела, там много интересных людей из зарубежных стран. Среди наших выпускников — экс-президент Румынии Ион Илиеску и экс-премьер Госсовета КНР Ли Пен. Речь о людях, которые заканчивали МЭИ не только по электроэнергетике. У нас 75 кафедр и 25 направлений. Это огромная образовательная "машина". Более подробную информацию о знаменитых выпускниках МЭИ можно посмотреть на нашем сайте.

НИУ "МЭИ" занял 12 место среди лучших технических вузов России и 21 место в рейтинге 2020 года журнала Forbes, вошел в топ-25 лучших российских вузов девятого ежегодного рейтинга RAEX–100, показав лучшие результаты, чем ряд вузов, получающих государственную поддержку в рамках проекта 5–100. Московский энергетический институт входит в число лучших вузов мира по версии QS в категории "Engineering: Electrical and Electronic" (Инжиниринг: электротехника и электроника. — Прим. ред.). МЭИ — не просто бренд, это действительно актуальные знания. Кроме всего прочего, мы активно взаимодействуем с крупными компаниями в сфере электроэнергетики. Они предоставляют нам свое оборудование, чтобы мы обучали на нем студентов. Это умные организации, которые смотрят в будущее и понимают, что сейчас они дадут возможность учащимся повзаимодействовать со своей техникой, а потом, когда студенты станут профессионалами, выбор оборудования для работы будет для них очевиден. Соответственно, взаимосвязь между промышленностью и образовательными учреждениями очень крепка, как в высшем образовании, так и в дополнительном, так как мы обучаем на одном и том же оборудовании.

Автор интервью: Наталия Астахова
Фотографии предоставлены героем интервью

Энциклопедия промышленности России