25 МАЯ / 2020
ПРОИЗВОДСТВО

«ЧЕТРА»: Рецепт прогресса

«ЧЕТРА»: Рецепт прогресса. Возможны ли изменения за два месяца, приводящие к кратному росту продаж? Кому нужны российские бульдозеры класса премиум?
«ЧЕТРА» – российская компания, эксклюзивно реализующая технику промышленного назначения и запасные части под брендом «ЧЕТРА». Сегодня «ЧЕТРА» занимает самую большую долю рынка среди российских производителей бульдозерной техники. Но так было не всегда. В 2017 году компания искала источники роста – объемы продаж и производства топтались возле определенного порога. О том, как за пару месяцев был предан импульс, который уже два года кратно наращивает объемы, кто покупает премиальную продукцию «ЧЕТРА» сейчас, рассказывает исполнительный директор «ЧЕТРА» Владимир Антонов.
Владимир Сергеевич, расскажите пожалуйста, как вы попали в машиностроение и вообще в этот бизнес?

– Официально работать я начал в 2000 году. Вначале я был специалистом по ценным бумагам. Потом занимался розничными продажами. С 2003 года я работаю в сфере машиностроения и металлургии. Работал на Казанском оптико-механическом заводе, после этого в Промышленной группе МАИР – это металлургия, где был коммерческим директором Георгиевского арматурного завода им. В.И. Ленина. Там же с 2005 года работал начальником финансового отдела Группы. В ОМЗ работал финансовым контролером дивизиона Уралмаш, состоял в совете директоров Уралмаша и финансовым директором «ОМЗ-Литейное Производство». После этого в 2007 году перешел в Группу ЧТПЗ (Челябинский трубопрокатный завод), где с командой создавал нефтесервисный дивизион «Римера». Был финансовым директором всего дивизиона. Ушел оттуда с позиции руководителя проекта.

С 2011 по 2014 год я работал советником в АО «Трансмашхолдинг». Здесь я занимался проектами, приобретением предприятий и созданием новых бизнесов. Был первым в стране руководителем проекта по контракту жизненного цикла (КЖЦ) на железнодорожном транспорте. С 2014 по 2018 год был директором вагоностроительного завода АО «Трансмаш» в Энгельсе, тоже в составе «Трансмашхолдинга». С 2018 года я перешел уже на позицию исполнительного директора «ЧЕТРА» в Концерн Тракторные Заводы.

Какие изменения вы застали в «ЧЕТРА»? Осталось ли что-то от советского наследия или сейчас все совершенно иначе, новое?


– От советского времени нам остался только патриотизм, что немало, и «коробки» – здания и сооружения. Того продукта, который производили в советское время, уже давно нет. Это естественная ситуация, жизненный цикл продукта обновляется. Мы постоянно вкладываем средства в модернизацию.

В советское время «Промтрактор» делал бульдозер Т330, действительно по 100 единиц в месяц. Такой объем одной модели был избыточен даже для СССР, нужна была более широкая линейка. Он снят с производства еще в 2002 году. К тому времени коллектив «Промтрактор» поставил на производство базовую широкую линейку техники. С 2002 года произошло уже несколько этапов модернизации продукта. Технологическое оборудование также соответствует современным требованиям.

Оборудование российское? Или импортное тоже есть?

– У нас российское, немецкое, японское, корейское оборудование.

На какой сегмент сегодня ориентируется «ЧЕТРА»?

– Мы позиционируемся в премиум-сегменте. Не скрываю, что для себя в качестве ориентира мы выбрали японского производителя Komatsu и стараемся следить и придерживаться той же линии, что и конкуренты. Поэтому, когда вы спросили о советском наследии, сейчас уже сложно найти в суперсовременном продукте что-то от той эпохи. Конечно и коллектив обновляется.

Какие отрасли сегодня показывают наиболее высокий спрос на вашу продукцию? Насколько я понимаю, это большой спектр отраслей и компаний – от ЖКХ до золотодобычи и лесозаготовки.

– Если мы говорим только про технику «ЧЕТРА», это класс дорожно-строительной техники. Мы представлены в сегментах бульдозеров, трубоукладчиков, колесных бульдозеров, а также производим колесные погрузчики.

Трубоукладчики востребованы в строительстве и поддержании трубопроводов. Именно наши трубоукладчики строили нефтепровод ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан). Наши трубоукладчики участвовали, наверное, во всех грандиозных российских проектах по прокладке труб. И трубоукладчиками «ЧЕТРА» построены трубопроводы в Индии, на севере Африки. Сейчас они работают и в Омане, и в Саудовской Аравии, и в Египте, и в Индии. Также трубоукладчики используются в горнообогатительном деле. Это прикладная машина для передвижения конвейера.

Следующий массовый продукт – сами бульдозеры. Можно разбить их на три группы: легкий, средний и тяжелый класс. Тяжелый класс (с 25 тягового класса и выше) подразумевает использование преимущественно в карьерах и в добывающей промышленности: золото, медь, руды, нерудные материалы. В общегражданском строительстве применяется реже. Везде, где есть вскрыша и отвал, – нужен наш тяжеловес. Тяжелые машины иногда используются на складах полезных ископаемых. Например, наш ЧЕТРА Т-25 вероятно лучший в мире бульдозер для угольного склада.

Противоположность тяжелому классу – легкий класс бульдозеров. Это наши ЧЕТРА Т-9 – ЧЕТРА Т-11, машины-малыши по 16–24 тонны. Они используются в лесном и дорожном хозяйстве. С их помощью прокладывают зимние дороги (там, где они сезонные) – в Сибири, на Дальнем Востоке, на Северо-Западе. Нужны эти машины и в общегражданском строительстве.

Есть и средний тяговый класс – это машины ЧЕТРА Т-20, ЧЕТРА Т-15. При этом ЧЕТРА Т-15 может использоваться в общегражданском строительстве, а ЧЕТРА Т-20 иногда применяют в горнодобывающей промышленности. Это некий универсальный класс. Они востребованы у энергетиков, у МЧС, в строительстве аэропортов.

Кардинально изменился спрос в последнее время? Меняется ли емкость рынка?

– Пик емкости рынка был в 2007–2008 годах. Дальше рынок претерпел существенное падение, возрождался в 2011–2012 годах. Начиная с 2013 года идет падение емкости рынка. Инфраструктурного строительства в России, увы, не достаточно, новых комбинатов не достаточно. Несмотря на это доля рынка, принадлежащая «ЧЕТРА», только растет.

Тогда за счет чего рост? Отвоевали у конкурентов?

– Рынок не увеличивается, но доля растет. Мы стали более конкурентоспособными. Мы сделали это в 2018–2020 годах. На предприятие пришла новая управленческая команда, и у концерна сменился собственник.

Мне известно, что вы вывели предприятие в устойчивый рост буквально за два месяца в 2018 году. Как вам это удалось? Возможно, в жизни также были тяжелые ситуации, которые вам удалось преодолеть?

– В 2018 году в КТЗ пришла новая эффективная и опытная управленческая команда. КТЗ получил финансовые вливания, менеджмент сфокусировался на продукте, качестве и развитии. В принципе, все мероприятия стандартны. Для того, кто понимает, как восстановить ритмичность работы и мотивировать коллектив, – это несложная задача. Рынок воспринял изменения положительно и увеличил заказы, показали, что можем работать своевременно и надежно и на должном уровне обслуживать наши машины. Это была типовая задача. У нас был хороший продукт, был завод, нам просто требовалось сосредоточиться на ключевых компетенциях. Персонал опытный, производительность всегда можно повысить. Просто надо было дать рынку то, что ему нужно, – вовремя, качественный продукт, адекватный по цене и качеству.

Мне кажется, что вы скромничаете и сделали практически невозможное. Не все компании преодолели эти кризисные явления. Помогало ли вам государство? Или все, что вы сделали, это рынок в чистом виде?

– Госзаказа у нас нет вообще. Бульдозеры и трубоукладчики государство не приобретает. Добывающие компании частные. Но с точки зрения поддержки отрасли надо отметить, что Минпромторг помогает отечественному машиностроению. Помогают тем, кто глубоко локализует производимый продукт. Мы следуем этой канве, и поддержка весома и ощущается. Как в России, так и за рубежом. У нас подписаны соглашения по поддержке экспорта российского машиностроения.

В 2018 году была великолепная программа по субсидированному лизингу отечественной дорожно-строительной техники. Ее не было в 2019-м, хотелось бы вернуть в 2020 году. Это была поддержка нашего конечного потребителя, который увеличивал инвестиции, в том числе приобретая ЧЕТРА.

Еще 20 лет назад всерьез не относились к китайскому машиностроению, но в 2018 году китайские бульдозеры занимали уже около трети российского рынка. А российские производители суммарно – те же 30%. Проблема конкуренции, и не всегда добросовестной, все так же остро стоит сегодня?

– Уже никто не спорит с тем, что Китай – великая держава. И небольшой по китайским меркам производитель – может быть серьезным конкурент на международном рынке. Какое-то время назад они были весомыми игроками на российском рынке, но с 2018 года их доля все же не растет, а падает. В 2018 году Китай занимал 27% рынка, а в 2019-м – 21%. По 2020 году, мы полагаем, поскольку наши объемы растут, «китайская» доля еще снизится. Антидемпинговые меры также помогают нам развиваться и расти. В 2019 году мы стали первым игроком среди российских производителей.
На российском рынке очень высока доля импорта из Японии, Германии и США. Но из положительных для нас тенденций мы видим, что в прошлом году с российского рынка ушла крупная польская компания.

Мировой финансовый кризис, связанный с коронавирусом, дает вам фору или нет?

– Мы производим технологическое оборудование. И любой кризис означает падение инвестиций и, как следствие, емкости рынка. Так что ничего хорошего в нем нет. Но мы не сдаемся и работаем дальше. Мы не сорвали ни одного контракта, и у нас не было ни одного сбоя в производстве – у нас российские или локализованные комплектующие. По большей части, во всем мире машиностроительные заводы не остановились только в России и в Южной Корее. Это о многом говорит.

Одна из ключевых компетенций «ЧЕТРА» – это создание и работа сервисных центров. Как развивается ваша сеть?


– У нас есть собственная сервисная компания «Сервис промышленных машин» и дилерские сервисные центры. Наша страна покрыта нашими сервисными центрами от Кавказа до Камчатки. У нас более 50 точек. Последние наши собственные центры менее полгода назад были открыты в Дудинке и Норильске. Машины мы продаем как напрямую, так и через дилерскую сеть. Но всегда только с сервисом. За границей у нас есть сервисные центры во всех странах СНГ и бывшего СССР. В дальнем зарубежье тоже присутствуем в Африке, на Ближнем Востоке, в Индии, в Латинской Америке.

Сложно было выйти на зарубежные рынки?

– Глобальный рынок конкурентен, емкость его также не увеличивается, а значит, конкуренция только возрастает. Стран, которые испытывают дефицит внимания производителей, нет. Все рынки заняты. При выходе на рынок очень нужны референсные проекты. Мы пришли, например, в Марокко, а нас просят показать, как наша техника уже работала в подобных условиях, – это значит, какие были грунты, климат, удаленность, наличие агрессивной среды, а также есть ли механики, говорящие на нужном языке. На выход в каждую из стран нужны серьезные инвестиции. Нет такого волшебного контракта, который можно выиграть, и все. Мы продвигаемся небольшими шагами, продавая сначала по две-три машины.

«ЧЕТРА» еще производит и запчасти, в том числе, совместимые с зарубежными машинами.

– У нас есть отдельный бренд – это ЧАЗ «Надежные ходовые системы» (Чебоксарский Агрегатный Завод). В свое время мы поставляли ходовые на конвейер Caterpillar. Мы делаем ходовые системы практически для любого бульдозера в мире. Рынок ходовых систем, например, для Komatsu и Caterpillar очень велик. И мы много средств вкладываем в развитие этого направления. Наши объемы продаж ходовых систем к импортным бульдозерам за этот год выросли уже в два раза, это самый быстрорастущий сегмент. Сейчас мы поставщики производителя John Deer. Заказчики проводят аудит наших процессов, документации, у нас глубокое взаимодействие. Зачастую это контрактное производство, не предполагающее продажу нашей продукции на свободный рынок, только заказчику.

Есть ли у вас сейчас технологические новинки?

– Да, сейчас мы работаем над бульдозером 03 серии. И производим бульдозеры 02 серии. А 02 серия – это уже современное и комфортное управление, никаких рычагов. Мы идем в сторону роботизации, и машина 03 серии – это очередной шаг в этом направлении. Наша последняя разработка ЧЕТРА Т-40.03 – это 72-тонная машина и пока самый тяжелый наш бульдозер, он проходит испытания.

Роботизация внедряется для того, чтобы легче было обучить оператора?

– В том числе. Есть еще аспект производительности. Управление становится все более простым и геймифицированным, временные и финансовые затраты на обучение снижаются. Оператор машины хочет находиться в комфортных условиях – важны эргономика, низкая вибрация и шум, хорошее кресло, легкое управление, наличие подогрева, кондиционера. Машина должна быть для оператора, а не он для нее. Мы сейчас внедряем очередные модернизированные кабины во всех классах машин. В системе ценностей клиента комфорт стоит на одном из первых мест.

Каковы итоги 2019 года?

– Основные наши итоги – мы нарастили долю рынка во всех сегментах. И стали весомым игроком по производству ходовых систем уже в ряде стран дальнего зарубежья. Мы проинвестировали в развитие экспорта, и у нас появились новые точки роста продаж. В 2020 году у нас растут объемы экспорта. Мы вывели погрузчики с бортовым поворотом ЧЕТРА-МКСМ. Вообще 2019 год был очень удачным – позитивным и растущим.

Как станет выглядеть отрасль в будущем?


– Наша задача – стать международным игроком, присутствовать в Африке, на Ближнем Востоке, Азии и в Латинской Америке. Емкость рынка в мире не изменится, конкуренция будет расти, а машины станут меняться в сторону большей роботизации и повышения эргономики. Требования операторов будут расти и займут одно из первых мест при оценке машины. Российский рынок сложно прогнозировать, очень много макроэкономических факторов.

Все успехи, которых вы достигли за полтора года, еще ведь и командные. Расскажите о тех, кем вы гордитесь, и о тех, кто с вами проходит этот путь.

– Я считаю, что команда в «ЧЕТРА» сильная и мотивированная. Я хотел бы отметить тех, кто работает в продажах, – это Ирина Машенькина, директор по продажам промышленной техники «ЧЕТРА», Ирина Малкова, директор по продажам ходовых систем и запасных частей, Евгений Ларионов, специалист по маркетингу. Эти люди постоянно думают о том, что нужно рынку. Александр Ильин, начальник технического отдела, это тот человек, который на-гора выдает огромное количество идей по снижению затрат с точки зрения технологического процесса, участвует в создании новых продуктов. Александр Васильев, руководитель направления коммунальной техники… Много кого можно отметить. Великолепная команда.

С кого из ярчайших руководителей вы берете пример? Возможно, и в других отраслях вы можете кого-то отметить?

– Из тех, кого я глубоко уважаю, – это Андрей Михайлович Соловей, директор Тверского вагоностроительного завода, еще отметил бы Бориса Юрьевича Богатырева, директора АО «Метровагонмаш». Александр Альбертович Василенко сейчас уже на пенсии – это бывший директор Брянского машиностроительного завода. Это настоящие «мастодонты» своей отрасли и очень интересные люди.

Автор: Белянская Оксана

Фото предоставлены: Компания "ЧЕТРА"

Энциклопедия промышленности России