10 МАЯ / 2019
производство

МАНУФАКТУРА ЧАЙКИНА

Как создаются российские часы, известные во всем мире
Мануфактура «Константин Чайкин» - единственная часовая компания, которая представляет Россию на главной международной выставке часов Baselworld в швейцарском Базеле, а ее основатель Константин Чайкин стал первым гражданином России, принятого в члены международной Академии Независимых Часовщиков (Académie Horlogère des Créateurs Indépendants). Сейчас Константин возглавляет Академию, являясь ее президентом с 2017 года. Константин Чайкин – российский изобретатель, мастер по изготовлению часов высокого класса. Рассказываем о том, как создавался российский часовой бренд, и что принесло успех и известность компании.
Историческая справка
До революции 1917 г. в России мануфактурного производства часов, крупного, практически не существовало. Были попытки основать часовые мануфактуры еще при Екатерине, но по разным причинам они закончились неудачей. И к началу 20 века в России было несколько сборочных производств, а в Московской губернии (с. Шарапово) по образцу Шварцвальда собирали настенные ходики. В Москве и Петербурге собирали «Павел Буре» или «Генри Мозер» из завезенных швейцарских деталей. Так как готовые изделия облагались большими пошлинами, то это было выгоднее.
Расцвет часового производства произошел во времена СССР с 1930 г., когда появился Первый часовой завод, а потом и Второй в Москве. Во время Великой Отечественной войны часть производства была вывезена в Чистополь. На конец 80-х годов в стране было 15 часовых заводов с общим объемом выпуска более 10 млн часов в год. Все потребности населения это количество удовлетворяло. Обеспечивались и нужды приборостроения, где основной упор делался на оборонку.
После перестройки ситуация начала кардинально ухудшаться, и были моменты, когда в Российской Федерации часовое производство почти отсутствовало. Нынешняя «Ракета», выпускавшая раньше несколько миллионов часов в год, сейчас производит их в тысячу раз меньше. Другой относительно успешный часовой завод – это «Восток» в Чистополе. О московских Первом и Втором часовых заводах точнее сказать – были. Осталось предприятие «Полет–Хронос», которое выпускает морские хронометры и палубные часы, остальные производители собирают часы из китайских и швейцарских комплектующих.
Истоки фирмы
Компания Константина Чайкина существует 11 лет. Свои первые часы он начал строить в 2003 г. Увлечение радиотехникой и радиосвязью на любительской радиостанции привело Константина после школы в колледж телекоммуникаций. После двух лет армии в непростое время конца 90-х у Чайкина даже мысли не возникало работать по специальности. С одной стороны, хотелось пойти в академию им. И.Репина заниматься изобразительным искусством, а с другой - надо было зарабатывать деньги. Чайкин устроился слесарем в компанию, изготавливавшую металлические двери. Потом Константин занимался деревообработкой, был заместителем директора предприятия, изготавливавшего дорогую мебель. В какой-то момент решил открыть свое дело, а самое простое – это торговля. В 2000 г. создал небольшую компанию, в которой он с партнером занимался оптовой продажей часов: в Москве покупали, в Петербурге продавали. Это были недорогие часы японского, швейцарского и китайского производства. Как-то мелькнула мысль: а было бы здорово сделать часы самому. Чайкина интересовало устройство часов, их работа. Какие-то часы, те, что продавали, даже ремонтировал. Затем захотелось сделать то, что в России никто не делал – сложные часы с турбийоном. Обратился к часовщикам с опытом реставрации, которые имели какое-то оборудование. За одним из них ходил несколько месяцев, даже обрисовал некий проект, собирался сделать чертежи, чтобы тот по ним изготовил часы. Дело кончилось ничем. В результате Константин стал изучать сам токарное дело, фрезерное ремесло. Покупал очень дешевые станки и на них пытался изготовить детали. И затем в векторном редакторе CorelDraw нарисовал и изучил часовой механизм, как работает турбийон. Пять или шесть месяцев создавал первые часы, которые – о чудо! – заработали. Получилось!

Попутно были разные знакомые, которые хотели необычное что-то себе сделать. И Чайкин начал делать вещи на заказ. В России, в принципе, этим никто не занимался, в 2003-04 гг. никакой кастомизации (изготовление продукции под заказ) часов не было. Потихонечку появлялось оборудование. Пришла идея сделать как бы центр реставрации часов. Это не просто ремонт. Надо изготавливать детали, изучая старую технику. Шаг за шагом с одного человека, который сидел за верстаком, появились люди, которые помогали и собирать часы, и изготавливать детали. Сегодня «Константин Чайкин» – это мануфактура, то есть, производство полного цикла.

До 2012 г. фирма полностью самофинансировалась. Затем появился партнер – компания «Ника», производящая ювелирные часы с покупными механизмами. Сейчас «Константин Чайкин» и разрабатывает, и производит для них часть механизмов. Путь Константина Чайкина к изобретательской деятельности был не случайным. Первая заявка на патент 2005122525 была подана в 2005 г. Ее предметом были часы с указателем даты православной Пасхи. Это пионерное изобретение, – до этого ничего подобного не было, не было и прототипа. После возникновения самой идеи ("а, вот, нет часов, показывающих дату Пасхи") пришел черед сложных расчетов, а потом и самого изготовления. Разработано несколько алгоритмов вычисления этой даты, каждый из которых защищен патентом (2306618, 2353978). Создано три механизма, которые реализуют эти алгоритмы. А всего на сегодня К.Чайкин – автор более 70 патентов на изобретения и полезные модели.

Carpe diem - живи настоящим
Главное в творчестве - вопрос реализации идеи. Поиск возможности произвести то, что придумал, – это одна из самых сложных задач.
Константин Чайкин, основатель бренда Konstantin Chaykin
Патенты К.Чайкина не только поддерживаются в силе, но по ним реально делаются часовые механизмы. Удивительно, но при огромной загруженности К.Чайкин установил для себя изобретательный план: 2 заявки в месяц на полезную модель и 2 заявки в месяц на изобретение. Причем подготовка заявок, в основном, его рук дело. А для их оформления в компании есть специальный сотрудник. Раньше, в Петербурге, К.Чайкин работал в этом плане с патентоведом О.Новосельцевым. Так дешевле и оперативнее.

«Можно было бы больше патентовать, – говорит Константин, – но помимо этого у меня есть и другие задачи». Во всяком случае, существует очередь из 160 идей, которые К.Чайкин считает необходимым проработать. Причем автор везде один – К. Чайкин, а заявители и патентообладатели могут быть разными. Сам Константин Чайкин, не считая себя уникальным человеком, плотно работая в часовой отрасли и хорошо ее зная, разбирается и в уровне техники, и в развитии технических систем, и в дереве эволюции. Процесс творчества непрерывен. Большое число блокнотов содержит множество записей не только часового направления. Чайкина привлекают альтернативная энергетика, транспорт, космонавтика. Так, получено более 5 патентов на часы механические, работающие от тепла руки. Техническая реализация их, на взгляд Константина, просто решается в отношении механической части, где действуют простые физические законы. Но в части гидравлики и термодинамики, особенно в микроразмерах, где мощность измеряется не в киловаттах или даже ваттах, а в микроваттах, требуется больше исследований, работы, чем для механики. И Чайкин такую работу проводит. Он при своей высокой эрудиции непрерывно образовывается, пройдя недавно «плотно», как он любит выражаться, программу ТРИЗа. В его кабинете на фирме стол с компьютером, мольберт, верстак для работы часового мастера и шкафы с книгами (фото 1 CDF 6783) по часовому делу и изобретательству, в котором собраны издания нынешнего, прошлого и позапрошлого веков, к которым он постоянно обращается. Что касается ТРИЗа, то это, по мнению К. Чайкина, достаточно эффективный способ, хотя и не решающий 100% задач. Как человек, который четко и сознательно занимается изобретательской деятельностью, он имеет приемы и четкие цели, связанные с часами. Главная особенность часов – равномерное вращение. И задача – создать конструкцию, которая бы, как механические часы, не имела сто деталей (отдельно двигатель, система спуска, регулятор), а максимально упростить ее до нескольких деталей с низкой себестоимостью. За счет новых эффектов, информации. Именно после их открытия отрасль двигается вперед.
Московский период
Свою часовую деятельность К.Чайкин начал и имя заработал в Петербурге. Для развития предприятия маркетинговая политика требовала расширения продаж. А так как продукт – дорогие часы, и именно в Москве продается 70-80% высокого ценового сегмента, то потребовался переезд в столицу, чтобы быть ближе к конечному потребителю. Создание марки и работа с высоким ценовым сегментом в России, и не только, очень сложная стезя. Потому что на развитие у конечного потребителя понимания о каком-то люксовом бренде, который made in Russia, требуются не годы, а десятилетия. И сейчас предприятие существует и развивается за счет изготовления механизмов для партнеров в более низком ценовом сегменте, а вся остальная деятельность – это инвестиции в будущее.
Линейка часов
бренд Константин Чайкин, часы, история создания
Все, что создается на мануфактуре «Константин Чайкин», отличается запатентованными изобретениями. Это наручные и настольные часы. Одни из базовых – часы таинственные, со стрелками, как бы висящими в воздухе (фото 2 DSCN 2886). В отличие от швейцарского Quinting с кварцем, для которого здесь разработали весьма упрощенную принципиально новую конструкцию, тоже кварцевую, это механические часы (пат. 2446426). В 40-е годы XIX века французский фокусник Жан Эжен Робер-Уден создал первые «таинственные» часы. Сейчас много разных конструкций, работающих по отличающимся принципам, показывающих «висящие в воздухе» стрелки.

«В прошлом году мы вошли в пятерку лучших часов Базеля, – продолжает Константин, – представив первые в мире часы Cinema (фото 3 DSCN 2876), показывающие механическое кино (пат. 2502110)». (Ежегодная выставка часов и ювелирных изделий BaselWorld – крупнейшая и авторитетнейшая выставка в мире, проходит в Швейцарии с 1917 г.) В часах для демонстрации закольцованного изображения применена комбинация скачкового механизма Эдисона и братьев Люмьер (с мальтийским крестом) и "зоопраксископа" Эдварда Мейбриджа. Их внешний вид напоминает старую фототехнику. При запуске этого механизма наблюдается механическое движение в специальном окошке. Здесь вращается не только диск, но есть и обтюратор - маленькая шторка, которая в момент перемещения кадра от одного к другому перекрывает это движение от наблюдателя, как в настоящем кинематографе.

Движущееся изображение настолько реалистично, что я спросил: "А откуда свет берется?". "Нет света", - ответил Константин. Стоит только маленькая линзочка, через которую свет снаружи и проникает. Надпись под окошком "EADWEARD MUYBRIDGE" - дань изобретателю такого диска-оптического обтюратора. Эти часы оказались в одном ряду с часами марок Patek Philippe, Vacheron Constantin, Omega и др., что само по себе говорит о многом. Интеграция кинопроектора в наручные часы потребовала больше усилий, чем, казалось бы, следовало. Потому что новые скорости, новые движения, работает не только механика, но и оптика. Необходимо рассчитать и скорость вращения диска, и учесть момент инерции его. Это нестандартные факторы, которые в часовой отрасли не учитывались. В часах применены два барабана: один – для завода часов, другой – для привода анимации. «Можно, – говорит Константин, – сделать и на одном барабане, но с двумя смотрится красивее».

В этом году на BaselWorld К.Чайкин показал модель (фото 4 DSCN 2877) Carpe Diem (с латыни – «лови момент»), показывающую время с помощью как бы песочных часов. На самом деле запатентованный механизм (пат. на ПМ 133625) с помощью механических шторок имитирует движение песка. На 6 часов расположен указатель часов, на 3 - дней недели астрологическими символами. Это настоящее произведение часового искусства, оживляющее время, демонстрирующее его космическую природу. В этих философских часах главное, механика, выполнена потрясающе: сложный (293 детали) механизм, много ручной работы художников, отделка деталей высочайшего уровня. Вся работа их видна с обратной стороны сквозь сапфировое стекло.

Одними из первых часов, созданных Константином Чайкиным и произведших фурор, были невиданные в мире наручные часы (фото DSCN 5 2882), в которых индикация фаз Луны реализована на настоящей жемчужине, помещенной в циферблат (пат. на ПМ 100314). Земная тень выполнена в виде серебряной полусферы, вращающейся вокруг жемчужины так, что в любой момент времени перед глазами вид Луны, который вы можете сравнить с оригиналом на небе. Уже подана заявка на патент, в котором описываются часы, одновременно показывающие и фазы Луны, видимые с Земли, и фазы Земли - с Луны. Они находятся в противофазе: если, глядя на Луну с Земли, например, мы видим новолуние, то, глядя с Луны, увидим полную Землю. Предполагаются разные модели часов (с движением Земли, например). «Интересно, – говорит Константин Чайкин, – Земля вращается, когда на нее смотрим с Луны, не со скоростью 1 оборот в сутки - астрономический феномен, который практически нигде не описан». Возможно, это будет интересно нашим космонавтам, которые, по Рогозину, должны до 2020 г. высадиться на лунную станцию.

Часы Quartime (фото 6 DSCN2880) показывают время в формате четырех периодов суток (пат.2502112): утро, день, вечер, ночь. Часовая стрелка делает 1 оборот за 6 часов. Соответственно, каждые шесть часов происходит смена чисел часа в окошках и смена указателя периода суток. Кажущаяся простота обманчива. Механизм этих часов очень сложный, не уступающий механизму вечного календаря. В нем более 200 деталей.

Что с экономикой?
Фирма К. Чайкина не делает хронометров, т.е. часов с точностью хода -4 с – +6 с в сутки, но стандартные требования (-40 с - +60 с) часы мануфактуры превосходят: их точность -15 с – +20 с в сутки. Водозащита стандартная – от 30 до 50 м. Розничная цена часов Константина Чайкина от 600 тыс. руб. до 4 млн руб. При этом она близка к себестоимости. Это дорогие часы, класса люкс. Но раз такой сегмент рынка существует, и есть богатые люди, покупающие часы такой стоимости, то почему бы им не купить марку "Сделано в России"? Почему это должно быть только швейцарское, японское или немецкое? Главное, что у нас есть мастер, который их делает, - высочайшего качества, уникальные по дизайну, единственные в мире по своим усложнениям. Сама разработка таких часов длительна. Изготавливается много прототипов каждой модели. По времени это занимает год-полтора-два. (Cinema 1,5 года разрабатывалась, например. А до производства доводили 2 года. То есть, 2 года разных испытаний, проверок и т.д.) Причем работает коллектив, а не один человек. И, соответственно, так как выпускаются они не серийно, все детали производятся в малом количестве, в основном, вручную. Токарные, вообще, все вручную: на настольном станке токарь под микроскопом вытачивает нужные детали. Фрезеровка происходит на станках с ЧПУ, а финишная обработка, процентов 40, - это несколько месяцев работы мастеров.

"Создать часы ценой в тысячу долларов, - говорит К.Чайкин, - нам можно только с резким увеличением количества (тысячами их надо делать) и с резким ухудшением качества финишной обработки". Работать, понятно, они будут примерно так же. Максимальное количество производимых мануфактурой "Константин Чайкин" часов одной марки не превосходит 99. Carpe Diem - 5 шт., Луноход - 12 шт.
Мы в часовом мире
Константин Чайкин - единственный россиянин, принятый в Международную Академию Независимых Часовщиков (AHCI). Академия основывалась как сообщество независимых изобретателей, которые могут самостоятельно произвести механизм, доказывая уровень своего мастерства за счет инноваций вне основного течения. В Академии около 40 членов и есть кандидаты в члены. На мой вопрос о Китае Чайкин ответил так. Сейчас появился уже третий кандидат из Китая - Ксушу Ма, который делает интересные вещи. Часовая индустрия Китая подтягивается к общему уровню. Если 10 лет назад все, что они производили было страшно, то сейчас потихоньку качество производства растет, и год за годом они показывают новинки. Турбийон научились делать десять лет назад. В этом году Seagull, один из крупнейших часовых холдингов, сделал трехосевой турбийон с автоподзаводом. Появились дорогие китайские бренды. А с учетом того, что большинство швейцарских компаний часть производства и механизмов размещают в Китае, не удивителен их успех.

Есть одна проблема - волосок, или спираль (пружина) баланса. Основной производитель швейцарских волосков компания Nivarox гарантирует большой срок по усталости металла. Возьмите советские часы 50-60-летней давности. Они стабильно работают и сейчас. У изделий китайского часпрома, выпущенных 7-10 лет назад, резко снижается амплитуда колебаний баланса. "Чем дальше, тем больше они будут показывать не время, а погоду", - шутит Константин. Но это вопрос времени. Секрет металла, используемого для изготовления спирали, китайцы, конечно, разгадают. А качество обработки и точность изготовления деталей у них и сейчас достойное.

В России, кстати, проблема та же. Выпускалась нормальная сталь для часов, латунь в Кольчугино. Сейчас ничего этого нет, и приходится мучиться с материалами, хотя сейчас на мануфактуре используется практически все российское. Разработали даже для Лунохода нержавеющий булат. Булатная сталь делается с помощью специальной термической обработки. Ее изготавливают по заказу мануфактуры. Булат необычно, но красиво выглядит, обладает высокой твердостью, поэтому сложно обрабатывается. Минус - большое количество включений, поры, что опять-таки усложняет его обработку.
Люди мануфактуры
Сейчас на предприятии работает около 40 человек, выпускающих и механизмы на продажу, и часы "Константин Чайкин". Для "Чайкина" занято примерно 10 человек, из них 3 часовщика. Вместе с Константином из Петербурга перебрались в Москву двое, один из которых занимается финишной обработкой часов. Остальные сотрудники были подобраны здесь и обучены, потому что нельзя найти готового специалиста. Фрезеровщики и операторы для современных станков с ЧПУ обычно с училищем или ВУЗом за плечами. Этого достаточно, чтобы написать программу для станка и на нем изготовить деталь. Сложнее с конструкторами. Уровень знаний, необходимых для работы в часовом деле, очень большой. Два конструктора, которые "доводят" идеи Чайкина остались в Питере, и общение с ними идет по скайпу. С ними К.Чайкин работает с 2007 г. Вновь взятых пришлось бы учить годами, чтобы они что-то смогли создать сами. Дизайн полностью авторский. Попытка работать со сторонними дизайнерами была. "Но получаешь не то, что ты хочешь", - говорит Константин.

Для конструирования применяются программы SolidWorks с плагином для часовых деталей. Изготовленные здесь чертежи поступают к технологу. Он в программе CamWorks пишет код для фрезерных станков с ЧПУ. Токарная часть деталей и зубчатые колеса поступают сразу на участок заготовления. Все, конечно, начинается с заготовок. Латунь подвергается термической обработке для старения, чтобы удалить все напряжения, которые имелись в ней. Иначе при фрезеровании металл будет коробить. Для этого есть печи: старения, закалочная в инертной среде и отпуска, также в инертной среде, чтобы не образовывалась окалина. Из стального прутка нарезаются куски определенного размера. Латунь проходит плоскую шлифовку на станке.

Крупные заготовки делаются на большом токарном станке - для корпусов и плоские для платин и мостов. Допуск в самой заготовке до 5 мкм по толщине. На крупном станке изготавливаются для настольных часов заготовки и детали, в том числе и зубчатые колеса. Геометрические размеры деталей, вытачиваемых на настольном станке (фото 7 CDF6820), контролируются микрометром (по технологии XIX века). На эрозионном станке вырезаются проволочки, заготовки, детали, как правило, для настольных часов, у которых большие пружины. Все элементы деталей дорогих часов проходят финишную обработку: полировку до зеркального блеска, шлифовку, пескоструйную обработку. Никакого функционального значения это не имеет, но придает красивый вид.

Выполняется при необходимости голтовка и очистка в ультразвуковой ванне. Гальваническая обработка происходит в вытяжном шкафу (фото 8 CDF6835). Это золочение, родирование, никелирование, серебрение и какие-то декоративные покрытия, например, синего цвета, неотличимое от воронения даже для специалистов. Золочение применяют для колес, родирование - для платин, декоративное синее, черное - для циферблатов. По качеству финишной обработки настольные часы "Константин Чайкин" лучшие в мире. Изготовленные детали поступают на сборку. Часть деталей покупается (волоски, камни). Все, что сделано, подвергается техническому контролю (фото 9 CDF6851) на участке, оснащенном разнообразным измерительным инструментом. Есть и цифровая измерительная машина, позволяющая выполнять измерения с точностью 1 мкм.

Удивительно как много успел и успевает делать Константин Чайкин. До тонкостей разбираясь в своем деле, он непрерывно воспринимает новую информацию из разных смежных и не очень областей, чтобы в некий трудно объяснимый момент применить ее, обдуманную и переработанную, в новом изделии. Мало того, своими находками и изысканиями Чайкин стремится поделиться с другими. Два года назад вышла его книга "Часовое дело в России. Мастера и хранители". Эта прекрасно изданная история российских часов в конкретных лицах, начиная с Кулибина и Волоскова, стала уже раритетом. Сейчас Константин собирает материал для второй книги. С супругой Любовью он ездит по музеям, которые достаточно неохотно делятся фотографиями.

Наша часовая промышленность после более чем двадцатилетней разрухи едва поднимается. Многое упущено безвозвратно. Удержался и перестроился фактически только чистопольский "Восток". Но вот постепенно налаживаются дела в Угличе, с трудом возрождается петродворцовая "Ракета", есть небольшие производства в Москве и Пензе. А в "колыбели революции" Питере неожиданно для всех появляется мастер, создавший и продолжающий творить в той части часового дела, которого не было даже в СССР - люксовые часы. Уже в новое время известны случаи удачных российских часовых брендов, которые предпочли развиваться там, где можно на изделиях поставить swiss made (сделано в Швейцарии). Константин Чайкин видит свое и будущее своего дела на родине. Известный всему миру часовщик на созданных им часах и новых разработках будет писать RUSSIA.

Автор: Валентин Бородин
Фотографии Е. Рогова
Партнерский материал от журнала "Изобретатель и рационализатор"
Информационный проект "Энциклопедия промышленности России"
innovation@energy.spb.ru
+7 (812) 331-96-20 доп. 211

Энциклопедия промышленности России